Рекламное место 2

Событие дня

ВСЖД объявила о продаже билетов на новый «Дневной экспресс» следованием Иркутск-Улан-Удэ, первый рейс которого из Иркутска отправится 20 декабря и 21 декабря - из Улан-Удэ.
Братский лесохимик
Погода
г. Иркутск
Вт, утро
17
19
Вт, день
26
28
Вт, вечер
19
21
Ср, ночь
14
16

Опрос

Оправдал ли Левченко ваши ожидания на посту губернатора региона?


Дечебал Григоруцэ: «Красота — это обещание истины»

14.04.2011
Сегодня гость нашей рубрики - иркутский композитор, человек необычной судьбы и редкой профессии. Его произведения можно услышать на католических мессах. К тому же автор исполняет их самостоятельно на таком редком музыкальном инструменте как орган. А в России - не более трех десятков городов, в которых есть органные залы. Иркутску в этом плане повезло - у нас два органных зала, как впрочем, и всего два органиста. Один из них - иркутский композитор Дечебал Григоруцэ.

- Дечебал, у вас очень необычные для русского слуха имя и фамилия, поэтому я не могу не задать вопрос о ваших корнях.

 

- В Румынии это довольно обычные имя и фамилия. Григоруцэ - это примерно русская фамилия Григорьев. Мой отец в силу различных обстоятельств был вынужден уехать из Румынии, так что я родился уже здесь, в Иркутске. Но поскольку мой папа был большим патриотом, он дал мне румынское имя в честь знаменитого румынского полководца, который считается основателем румынской государственности. Кроме того, отец всячески приобщал меня к румынской культуре - читал национальные сказки, включал музыку, а также научил языку. С младенчества он разговаривал со мной только по-румынски, поэтому я до сих пор знаю этот язык.

 

- Как получилось, что вы стали органистом?

 

- Когда органный зал только открылся в иркутском Польском костеле, я пошел туда на концерт с родителями. В то время я учился в классе третьем и был совершенно поражен звучанием органа. Для меня это было потрясение. Тогда я, конечно, и представить не мог, что когда-то сам буду играть на этом инструменте. Хотя к тому моменту я уже учился в музыкальной школе на фортепьяно и немного занимался сочинительством. Но всё же больше увлекался научной фантастикой, физикой, радиоэлектроникой, а о композиторской карьере даже не помышлял. Лишь к старшим классам жизненные приоритеты вдруг встали на свои места и я решил учиться музыке дальше.

 

- Куда вы поступили после этого решения?

 

- Сначала поступил и отучился в Иркутском училище искусств на факультете теории музыки, потому что это было самое близкое к композиторской специальности, которой тогда не учили в Иркутске. И это был самый трудный факультет, основательный, поскольку там готовят музыковедов. А потом поехал учиться в Москву - в Российскую академию музыки имени Гнесиных. Стоит сказать, что я никогда не мечтал быть музыкантом-исполнителем, мне всегда хотелось стать именно композитором. И даже когда я покупал какие-нибудь музыкальные пластинки, то интересовался прежде всего тем, кто сочинил музыку, а не кто ее исполнил.

 

- Как же все-таки пришли к органу?

 

- В 2003 году было частично исполнено мое произведение «Пасхальная месса» для хора и оркестра. На концерте присутствовали представители католической церкви, иркутской епархии. Тогдашний настоятель храма и председатель музыкальной комиссии сестра Роберта Шахова. Ей пришла идея исполнить это произведение в виде концерта в Кафедральном соборе Непорочного Сердца Божьей Матери, но вместо оркестра использовать орган. Я не был против. Но возник вопрос, кто будет играть на органе. Получилось так, что, кроме меня, играть было некому. На подготовку давалось две с небольшим недели, и это время я просто чуть ли не дневал и ночевал в этом храме. Но концерт состоялся и прошел довольно неплохо. Это был первый для меня большой опыт, своего рода органный бой. Ведь я не имею специального образования по классу органа. После этой исполнения этой мессы настоятель предложил мне играть на остальных мессах. И начиная с лета 2003 года я, сперва робко и неуверенно, а потом все более умело, стал играть на католических службах. Мне это дело очень нравилось, поскольку я еще с музыкального училища очень любил григорианское пение и все, что с ним связано. Так что моя органная практика началась именно в церкви.

 

- А в органном зале филармонии вы тоже начали играть случайно?

 

- Дело в том, что в 2008 году корифей органного исполнительства в Иркутске Лидия Янковская уехала в Ярославль. А вторая органистка Иркутска - Яна Юденкова - ушла в декретный отпуск. Я получил предложение играть в органном зале на замене в течение лета, ну а потом как-то оно само собой продолжилось. И сегодня в Иркутске два органиста: Яна Юденкова представляет академическую школу игры на органе, на принадлежность к которой мне претендовать рановато. Моя же позиция - композитор, который, кроме всего прочего, еще играет на органе. Мне интереснее в концертах не столько исполнительство, сколько размышления на вечные темы. Потому как, если музыка не меняет человека к лучшему, то зачем она вообще нужна?! Я так и строю свои выступления: беру некую вечную тему, например, тему любви, счастья, веры, красоты... А затем в ходе разговора, каждый поворот мысли иллюстрирую органной музыкой -классической собственной. Получается интересно. А главное чувствуется, что людям этого не хватает.

 

- Чем отличаются органы в Кафедральном Соборе и Польском костеле?

 

- Ну, во-первых, в храме орган электронный. Он обладает интересными особенностями. Я его даже немного доработал и скоммутировал с компьютером, и теперь он может имитировать скрипки, флейты, то есть приобрел возможности оркестра. В органном зале филармонии - орган духовой, акустический. Про такие органы говорят, что они живые. И каждый орган, безусловно, личность. Орган в Польском костеле был сконструирован с учетом особенностей зала, специально под это помещение. Мне, конечно, пришлось к нему привыкать, сживаться с ним. Когда на нем играешь, создается ощущение, что пилотируешь какой-то большой космический корабль. Ты властвуешь огромной стихией звука.

 

- Кто ваш любимый композитор?

 

-Конечно их несколько. Хотя первое увлечение, привитое еще отцом, это Бетховен. Мой папа - большой максималист - вообще делил всю мировую музыку на Бетховена и все остальное. Первоначально я тоже так считал. Но сейчас у меня три любимых композитора: Бетховен, Бах и Моцарт. А уже вокруг них - другие: Чайковский, Рахманинов, Мессиан и так далее. Было у меня увлечение музыкой Шнитке, даже авангардизмом, но потом это как-то само собой отпало.

 

- Что для вас самое главное в музыке? Каких целей вы стараетесь добиться в своих сочинениях?

 

- Для меня сейчас очень важно, чтобы музыка несла в себе высшую красоту. Красота - это обещание истины. Не всегда правдивое, но обещание, предчувствие. Поскольку я человек верующий, для меня связь с Богом очень важна. И тут важнее всего каким духом человек живет. Дух - это сердцевина, самая суть души человека. А в искусстве только дух творит себе форму. А определяется он очень просто: тем, что ты любишь больше всего на свете. Любишь блатную жизнь, получится радио «Шансон». Любишь себя и деньги, получится эстетика гламура. Любишь мрак и разрушение - вот уже и роком запахло. Ну а если искренне любишь Бога и красоту Его творения, то неизбежно напишешь музыку, способную утешить, исцелить, поддержать. Яркий пример - творчество Баха, эталон духовной музыки всех времен.

 

- Сколько произведений вами написано и можно ли их послушать не только на концертах?

 

- Давно не проводил инвентаризацию своих произведений. Я выпускаю такие виртуальные альбомы, которые есть на моем сайте в интернете http://deci.ru Их у меня там более десяти и большую часть можно скачать. Но есть еще некоторое количество произведений, которые никуда не вошли.

 

- А как у вас происходит процесс написания музыки?

 

- Это очень непредсказуемый процесс. Исследователи выделяют два типа сочинителей музыки: тип Моцарта и тип Бетховена. Первые видят произведение целиком, от начала до конца, и человеку остается его только записать. А второй тип - это люди, к которым музыка приходит частями. Сначала, как правило, появляется основная мысль, а потом в мучительных поисках, пробах и ошибках выстаивается все остальное. Я скорее отношу себя композиторам типа Бетховена. Но вообще я уверен, что вся музыка уже есть, нужно просто ее угадать, найти. Композитора можно сравнить с ученым, который не придумывает формулу, а на основе наблюдаемых явлений пытается найти закономерность, и если он все сделал правильно, то формула получается красивой. Так, и здесь, если композитор угадал верно, то и музыка получается правильной, она работает, живет. Творчество и познание - всё в одной связке.         

Оставь свой комментарий

  
 
 
 
 
 
Защитный код
сгенерировать другой код
  
 

Актуально

Банк ВТБ готовит для иркутян новые корпоративные образовательные проекты и социальные акции
В 2017 году ВТБ продолжил серию социальных и образовательных мероприятий в Иркутской области. Одно из важных направлений – повышение финансовой грамотности.
Парламентский вестник
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив
МК Байкал

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Каталог сайтов Братска cat.zie.ru Каталог сайтов OpenLinks.RU