Рекламное место 2

Событие дня

ВСЖД объявила о продаже билетов на новый «Дневной экспресс» следованием Иркутск-Улан-Удэ, первый рейс которого из Иркутска отправится 20 декабря и 21 декабря - из Улан-Удэ.
Братский лесохимик
Погода
г. Иркутск
Вт, ночь
13
15
Вт, утро
13
15
Вт, день
19
21
Вт, вечер
15
17

Опрос

Оправдал ли Левченко ваши ожидания на посту губернатора региона?


Баррель и буханка: пенсионеры Приморья учат правительство экономической грамоте

29.03.2008

Наступило время  расплаты. Время расплаты за высокие цены на нефть, которые  последние несколько лет считались благом для отечественной экономики. Никаких  особых благ экономика не получила,  точно также как и рядовые граждане. А то, что  называлось благом,  обернулось системным финансовым кризисом. Время расплаты  пришло.  Платить будем мы все, каждый из нас ценою за хлеб. И тот, кто был бедным,  станет еще беднее. 

 

19 марта сводки с передовой, которая с осени прошлого года расположилась на ведущих  фондовых биржах мира, вдруг временно потеряли актуальность для российских СМИ. К  удивлению общественности, героями новостей стали не  финансовые аналитики,  разбирающие последние тенденции в виртуальном мире спекулятивных финансов, а  пенсионеры с забытого  Богом Дальнего Востока, который однозначно не является  мировым финансовым центром. Ветераны общественных объединений Приморского края  обнародовали открытое письмо к властям и потребовали стабилизировать цены на хлеб  путем  государственного дотирования. Рост цен  на хлеб в Приморье начался с 14 марта и   превысил 25 руб. за буханку. Одновременно цены стали расти в Самарской,  Ростовской,  Мурманской областях и  у нас в регионе. В Иркутской области  за две недели цены  поднялись на 1 руб.

 

Хлебопеки  Приморья объясняют тяжелую ситуацию с хлебом тем, что в свое время в крае  были закрыты все мельницы и для производства хлеба приходится закупать не зерно, а  муку, а она в разы дороже. Однако аргумент  с мельницами объясняет лишь резко  подскочивший уровень  цены на хлеб именно на Дальнем Востоке. На самом деле рост  цен на хлеб и не только на окраине России, а во всех ее регионах, был волне  прогнозируемым и закономерным явлением. Производителям хлеба просто не оставили  никакого выбора.

 

Попытки властей бороться с ростом цен на продукты первой необходимости, которые  осенью, словно рьяные скакуны, вырвались из упряжки, продемонстрировали полную  беспомощность и катастрофическую неспособность чиновников управлять  макроэкономическими процессами. Вместо того чтобы всерьез заняться государственным  дотированием хлебозаводов,  а не закачивать деньги в банки. Вместо того чтобы   грамотно регулировать экспорт  зерна и бороться с лопающимися от жира посредниками.  Вместо того чтобы  открыть книги по экономике и прочитать в них, что при росте цен на  нефть в мире  всегда дорожает пшеница и все, что с ней связано. Вместо того чтобы  протянуть руку поддержки  собственным крестьянам, а не создавать льготный  режим для   китайской картошки, яблок и лапши. Вместо того чтобы постоянно рапортовать об  увеличивающихся доходах от нефти и не думать о продовольственной безопасности.  Вместо всего этого власти сделали последнее, что нужно было сделать, -  запретили ценам  расти. Сказали им, этим ценам: "Замерзнете, утухните и не портите нам картину  умильного благополучия".

 

"Эта договоренность для предприятий (имеется в виду трехстороннее соглашение  производителей сельхозпродукции, оптовиков и розничных сетей о моратории на рост цен  до 1 мая ) либо пуля в лоб, либо повышение цен", - сказал ведущий научный сотрудник  Тихоокеанского института географии Дальневосточного отделения РАН Юрий Авдеев. В результате принятых правительством мер по сдерживанию инфляции, которые свелись  к примитивному  администрированию и к запоздалым,  бесполезным, лишенным  системного подхода мерам по квотированию экспорта зерна, хлеб будет расти в цене  точно так же, как будут расти цены на нефть. Потому что это аксиома экономики,  которую нынешние чиновники, видимо, в высших учебных заведениях не изучали. Может  быть потому, что не учились, а может быть потому, что образование свое купили. Оно  ведь у нас с недавних времен  платное.

 

В результате производители хлеба, который в России, в отличие от Запада, продолжает  оставаться основным продуктом питания для  малоимущих граждан, коих у нас, несмотря  на рост благосостояния, остается великое множество, оказались в тупиковой ситуации,  разрешать которую почему-то должны самостоятельно.

 

Ситуация выглядит банально просто. Себестоимость растет, причем  по всем пунктам без  исключения. Растет потому, что  количество посредников, перепродающих зерно,  множится, элеваторных мощностей для хранения зерна нет, комбайнов и тракторов от  требуемой потребности лишь наполовину, деревня вымирает (все в банкиры ушли),   оборудование дышит на ладан, денег на модернизацию негде взять, хотя бюджет лопается  от  нефтяных сверхододов. Короче, расходы множатся, а цена фиксированная. Убытки кто  покрывать будет?

 

Ответ на этот вопрос знают приморские пенсионеры, которые, видимо,  получили  престижное бесплатное советское образование. И  они помнят, что когда Советский Союз  нефтью торговал, цены на продукты не росли,  медицина и коммунальные услуги  осуществлялись за символическую плату, а учитель и врач на деревне были  привилегированным   сословием, которое правящая партия направляла выполнять   ответственную задачу.

 

Пенсионеры  знают, потому что помнят: несмотря на всю ущербность экономики  советского периода, у нее было одно неоспоримое достоинство -  при советской власти  существовала относительно справедливая система распределения доходов от продажи  национальных ресурсов, потому что  наличие частной собственности тогда не  декларировалось, и фактически принадлежащие частным лицам монополии себя  государственными не именовали.

 

Известна цифра, что за весь период продажи нефти советская власть заработала около 200  млрд долларов. Эксперты считают, что это ничтожно мало в сравнении с тем, каковы  были цены и объемы проданного. Эксперты исходят из того обстоятельства, что советская  власть не использовала доходы от нефти для фондовых спекуляций, а значит, упустила  возможность удвоить, а может быть, и утроить полученные доходы. Но они не берут во  внимание   тот факт, что доходы от нефти использовались для прямых инвестиций в  экономику страны в рамках планового хозяйства и на прямое дотирование социальных  отраслей, таких как производство зерна, муки и хлеба. Как не учитывали они и то  обстоятельство, что российские хлебозаводы до сих пор работают на том оборудовании,  которое им поставили при советском директоре. А появившиеся в результате  приватизации новые собственники здесь абсолютно не при чем. Иными словами, Россия до  сих пор вырабатывает промышленный ресурс, полученный ею еще во времена  предыдущего ценового нефтяного витка. А куда уходят деньги от нынешнего, не знает  никто, в том числе и пенсионеры.

 

Любопытно, что в приснопамятные советские времена экспорт зерна осуществлялся  исключительно из стратегических национальных интересов, а не с целью наживы  частного капитала. В годы послевоенной разрухи выручка от экспорта пшеницы шла на  восстановление народного хозяйства. С конца 50-х годов прошлого века, когда цены на  нефть поползли вверх и валютная выручка увеличилась, экспорт зерна сократился, а  импорт стал расти. С 1991 по 1993 год зерно из страны практически не вывозилось.  Экспорт возобновился только в 1994 году, когда цены на нефть упали. Таким образом, на  протяжении прошлого века Россия не вывозила зерно, когда в этом не было острой  необходимости, зерном жертвовали только тогда, когда других выгодных для продажи  ресурсов не было. Современная ситуация не знает исторических аналогов и  характеризуется парадоксально: на фоне высоких доходов от нефти мы продаем еще и  зерно, причем без всякой выгоды для агропрома, народа и государственных интересов.   Баснословные барыши от продажи пшеницы, так же как и доходы от нефти, оседают в  чьих-то карманах, а хлебозаводы разваливаются и нефтедобывающее оборудование  приходит в негодность.  

 

Однако есть у нас в отечестве  исключения,  наличие которых только подтверждает  правоту нищих стариков с Дальнего Востока.  Есть у нас в России хлебный рай под  названием Тюменская область. Здесь цены на хлеб не растут. Для этого еще осенью  прошлого года было  достаточно принять всего несколько распоряжений тюменского  правительства. Суть их была предельно проста - тем, кто понес издержки в результате  повышения  оптовых цен, их компенсировали. Вопрос, почему такое  возможно сделать в  отдельно взятой Тюмени и невозможно  в стране в целом, - риторический.

 

Теперь про экспортные пошлины на пшеницу. Производители хлеба, которых сейчас  обвиняют в рвачестве, предлагают обратить внимание на следующее обстоятельство. 29 января вступили в силу новые ставки таможенных пошлин на пшеницу. Экспортная  пошлина теперь составляет 40%, и ограничение останется в силе до 1 мая. По мнению  трейдеров, это повлечет за собой полную остановку экспорта, пока пошлины не будут  отменены. Руководители хлебозаводов эту мысль подтверждают, заявляя: несмотря на то  что экспорт зерна фактически приостановлен, поставщики зерна его намеренно не дают,  выжидая, когда возникнет дефицит и цена зерна на внутреннем рынке возрастет.

 

Таким образом, держатели зерна пытаются хотя бы частично вернуть себе потерянную из- за введения пошлин рентабельность. Однако вряд ли хлебозаводы смогут компенсировать  трейдерам их сверхдоходы, потому как сами они уже на грани убыточности, а  потребители на пороге голодной смерти.

 

Как признаются сами российские трейдеры, и это подтверждается нехитрыми  экономическими выкладками, за период с ноября по декабрь прошлого года, когда  пошлины были увеличены всего на 10%, трейдеры успели вывезти все запланированные  экспортные объемы и теперь спокойно могут идти в отпуск до мая. Именно этим  обстоятельством и подтверждается тот факт, что внутри страны пшеницу сейчас никто  никому не предлагает. К сожалению, конец прошлого года, когда и  нужно было вводить   40-процентную, а не 10-процентную пошлину, стал рекордным по объемам вывезенного  зерна. По данным Федеральной таможенной службы в прошлом году было продано на  экспорт более 16,4 млн тонн пшеницы на сумму  3,6 млрд долларов. Причем, 3,4 млн  тонн было вывезено сразу после введения 10-процентной пошлины. А ранее, в первой  половине сезона, продали 10 млн тонн, что в два раза больше, чем годом раньше.  

 

19 марта (если помните, пенсионеры Приморья взбунтовались именно в этот день,   не  исключено, что это  просто совпадение), вступил в силу запрет на экспорт пшеницы и  меслина (ржано-пшеничной смеси) в страны таможенного союза до 30 апреля, чтобы  предотвратить возможность реэкспорта российской пшеницы из стран СНГ. Данная  запретительная мера  вообще не удостоилась реакции перекупщиков, потому как самые  предприимчивые из них нос по ветру держат и конъюнктуру спроса нутром чувствуют.        В сложившихся условиях куда рентабельнее муку экспортировать. В этом сезоне экспорт  муки бьет рекорды, ожидается, что будет вывезено около 400 тыс. тонн, тогда как в сезоне  2006-2007 года экспортировали 170 тыс. тонн. Спекулянт  всегда лазейку найдет.

 

Из всего вышеперечисленного ясно, что  экспортные пошлины на зерно были введены  тогда, когда его экспорт особенно никому уже был не нужен и тот, кто хотел что-то  вывезти, такую возможность уже реализовал. Но самое главное, пошлины эти из того же  синонимического ряда, что и удержание цен административными методами. И если уж   где нужна государственная рука и государственная воля, то в первую очередь в экспорте  зерна и развитии хлебной индустрии.

 

Министр сельского хозяйства России Алексей Гордеев недавно заявил, что потребности  страны в продовольствии приблизительно через пять лет будут полностью обеспечены  отечественными продуктами. На фоне либерализации импорта и состояния  отечественного животноводства данное заявление звучит просто неприлично. Непонятно  также, почему чиновник считает, что в растениеводстве Россия производит уже  достаточно, практически столько же, сколько в самые лучшие годы советского периода?  Может быть, китайские овощи и фрукты каким-то странным образом попали в данные   отчетности  на министерском столе?

 

Министр также уверен, что в нынешнем году Россия сможет экспортировать до 15 млн  тонн зерна, если соберет 85 млн  тонн.  Интересно, кто собирать будет и на какой  технике?  Может быть, студенческие отряды, на возрождение которых министр уже   потратил 100 млн руб. в прошлом году и столько же собирается потратить в нынешнем?  Министр нисколько не сомневается в эффективности использования бесплатной рабочей  силы. По его мнению, работа на полях  подвигает студентов-аграриев  на подвиги ради  отечества, воспитывает  чувство коллективизма и "вызывает у них порыв".

 

Так что же это получается? Поднимать сельское хозяйство  бесплатно студенты будут.  Кормить  хлебных спекулянтов пенсионеры, а сверхдоходы от зерна и  нефти делить  чиновники. А кто же  о продовольственной безопасности думать будет? Интересно, что думают по этому поводу пенсионеры. И не только пенсионеры Приморья.

Оставь свой комментарий

  
 
 
 
 
 
Защитный код
сгенерировать другой код
  
 

Актуально

Банк ВТБ готовит для иркутян новые корпоративные образовательные проекты и социальные акции
В 2017 году ВТБ продолжил серию социальных и образовательных мероприятий в Иркутской области. Одно из важных направлений – повышение финансовой грамотности.
Парламентский вестник
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031         
Архив
МК Байкал

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Каталог сайтов Братска cat.zie.ru Каталог сайтов OpenLinks.RU