Рекламное место 2

Событие дня

ВСЖД объявила о продаже билетов на новый «Дневной экспресс» следованием Иркутск-Улан-Удэ, первый рейс которого из Иркутска отправится 20 декабря и 21 декабря - из Улан-Удэ.
Братский лесохимик
Погода
г. Иркутск
Чт, утро
16
18
Чт, день
24
26
Чт, вечер
21
23
Пт, ночь
16
18

Опрос

Оправдал ли Левченко ваши ожидания на посту губернатора региона?


Разбойники бюджетных аукционов

06.11.2013
Индивидуальный предприниматель не смогла выторговать у ФАС оправдание

Иркутские антимонопольщики разоблачили сговор трех автоперевозчиков, которые согласованно демпинговали на торгах за право перевозки пассажиров по заказу Черемховской детской городской больницы. Два предприятия — ООО «Акид» и ИП Дьяченко, возглавляемые одним человеком — Маргаритой Дьяченко, снизили первоначальную стоимость контракта более чем на 80%. Таким образом, они сделали цену экономически невыгодной для добросовестных участников торгов, сами отказались от подписания контракта, и в результате им завладел предприниматель Владимир Кузнецов, который занял третье место. Комиссия УФАС пришла к выводу, что в его пользу и демпинговала Дьяченко. На рассмотрение дела в УФАС Кузнецов-победитель отправил неподготовленного адвоката, тем самым взвалив весь груз ответственности на сообщницу, которая в свое оправдание выложила членам комиссии целую детективную историю. Факт сговора Маргарита Дьяченко настойчиво отрицала и объяснила свой отказ от заключения контракта угрозами, которые поступали ей от других участников торгов. Войдя в роль жертвы, она вообще обвинила конкурентов и антимонопольщиков в причастности к организованной преступности. 

— У вас там прямо это… Кущевка какая-то, — покачал головой в ответ на рассказы Маргариты Дьяченко заместитель руководителя Иркутского УФАС Александр Кулиш, под председательством которого рассматривалось дело о сговоре.

Бандитом в этой истории предпринимательница назвала Дениса Моисеева — супруга индивидуального предпринимателя Юлии Моисеевой, которая также участвовала в аукционе, она же подала заявление в антимонопольное ведомство, заподозрив своих соперников в сговоре.

Дело в том, что первоначальная стоимость контракта была установлена в размере 2,62 млн рублей. Всего в торгах приняло участие пять хозяйствующих субъектов. Один из них — областное государственное бюджетное учреждение «Черемховское автохозяйство» предложил цену около 2,3 млн. Юлия Моисеева решилась опуститься до 2 млн. Однако нашлись «альтруисты», заявившие о готовности взять за свои услуги всего полмиллиона. В ходе торгов Маргарита Дьяченко как индивидуальный предприниматель опустила цену до 511 тыс. рублей, а возглавляемое ею ООО «Акид» — до 498 тыс. рублей.

В результате фирма «Акид» была признана победителем, но вскоре она отказалась от заключения контракта. В связи с этим заказчик направил проект договора участнику, занявшему второе место, то есть ИП Дьяченко. От него тоже последовал отказ. В результате договор был заключен с ИП Кузнецов, который стал третьим, назначив цену в 1,8 млн рублей.

— По моему мнению, эти участники заключили устное соглашение о единой стратегии поведения на аукционе с использованием так называемого тарана, когда из трех участников только один борется за победу, а остальные сбивают цену контракта, стремясь исключить из борьбы добросовестных участников, а затем снимаются с аукциона, — полагает Юлия Моисеева.

От Владимира Кузнецова членам комиссии внятных объяснений случившемуся получить не удалось. Предприниматель отправил на заседание адвоката Виталия Федорова, который не успел ознакомиться с материалами дела, поскольку к его помощи Кузнецов решил прибегнуть только в день рассмотрения заявления Моисеевой, несмотря на то, что уведомление о дате заседания ему было отправлено еще 12 октября. В итоге адвокат, как плохой ученик, даже не знал, что сказать членам комиссии.

Зато Маргарита Дьяченко проявила бурную фантазию. Свой отказ от заключения контракта она объяснила тем, что боится Дениса Моисеева, который, как утверждает Дьяченко, ее запугивает. По словам предпринимательницы, она уже на протяжении двух лет регулярно получает от него угрожающие СМС, он поджигал ей баню, гараж, разбивал стекла в машине, гоняется за ней на джипе по загородным трассам, запугивает ее водителей. И активизируется Моисеев, по словам Дьяченко, накануне проведения аукционов, на которые они вместе заявляются. Так и в ночь на 25 июля 2013 года, когда должны были состояться торги по заказу Черемховской детской горбольницы, Денис Моисеев, как утверждает Дьяченко, попытался поджечь ее частный дом и расстрелял все окна на втором этаже. Но уголовное дело по данному факту правоохранители пока не возбудили, как, впрочем, и по всем предыдущим заявлениям Дьяченко.

— Данный гражданин раньше в органах работал. Он отчетливо заявляет, что у меня ничего не получится, что я ничего не докажу, — заявила комиссии предпринимательница.

— Оборотень, короче! — выпалил Александр Кулиш.

— Да, это Кущевка вторая. Это уже организованная преступность. Теперь он меня хочет устранить при помощи ФАС. У меня 100 листов доказательств, я до Москвы дойду! — распылялась Дьяченко.

Почему она вообще не отказалась от аукциона, если боится за свою жизнь, Маргарита Дьяченко объяснить не смогла. Не нашлось у нее ответа и на вопрос, почему участие в торгах она и Кузнецов, как выяснили в УФАС, вели с одного IP-адреса. Единственное, что пришло в голову предпринимательнице, так это предположение о подкупе Денисом Моисеевым человека, который вместо нее участвовал в торгах, потому что сама она в связи с произошедшими в ночь перед аукционом событиями находилась в состоянии аффекта и уехала к маме.

— Ну а кто этот Зорро? Вы нам скажите, — предложил Александр Кулиш.

— У меня фамилии его нет, — не сдала помощника Дьяченко.

— Но вы же фактически предоставили возможность человеку от вашего имени, используя цифровую подпись, осуществлять шаги в рамках аукциона и снизить эту цену до 498 тыс., — отметил Кулиш. — Могли от мамы позвонить, сказать: «Человек, не надо! Не делай этого, я боюсь Моисеева!»

— Мне было не до этого, — объяснила предпринимательница. — Я в состоянии аффекта была. Я сказала ему торговаться. Но я не рассчитывала этого порога. Но даже за него была готова работать.

— Вы бы не смогли за такие деньги работать, — подловил Дьяченко директор «Черемховского автохозяйства» Виталий Серегин. — Вы опустили цену на 80%. У вас стоимость часа обслуживания автобуса вышла 60 рублей. Это только-только оправдывает ГСМ. Я уже не говорю о том, что вам придется платить зарплату, брать в аренду автомобили. Плюс у вас должна быть какая-то прибыль. На что вы рассчитывали? Как за 60 рублей вы осуществите перевозку от Черемхово до Иркутска?

— Ну, значит, в ущерб себе, — пожала плечами женщина, а комиссия выдала еще одно доказательство сотрудничества Дьяченко с Кузнецовым.

— У нас есть пояснение, которое представила главврач Черемховской детской городской больницы. Она пишет, что все переговоры от имени ИП Кузнецова ведет Дьяченко М.А., а также расчеты для оплаты услуг предоставляет Дьяченко М.А., — зачитал пояснение главврача Александр Кулиш.

— Я ему помогаю, — нашлась Маргарита Дьяченко. — Когда я взяла контракт по Усолью, мне пришлось работать удаленно на телефоне, потому что ездить я туда не могла из-за постоянного преследования. И у меня получилось таким образом выстроить работу водителей. Поэтому Кузнецов обратился ко мне за помощью, потому что на него тоже происходят покушения.

— Моисеев, вы такой бандит серьезный, — поразился Александр Кулиш.

Сам Денис Моисеев рассказы предпринимательницы назвал не более, чем эмоциями. Он подтвердил, что на него, действительно, есть заявления, и что в полиции его допрашивали в качестве свидетеля, но все расследования приостановлены за неустановлением лиц, причастных к преступлению.

В результате рассмотрения дела комиссия УФАС констатировала факт сговора между Маргаритой Дьяченко и Владимиром Кузнецовым. Как сообщил Александр Кулиш, материалы будут переданы уполномоченному лицу Иркутского УФАС для решения вопроса о привлечении виновных к административной ответственности. Нарушение, допущенное участникам торгов, относится к картелям — одному из наиболее тяжких антиконкурентных правонарушений. Минимальный штраф за это составляет 100 тыс. рублей. Постановление о штрафе и размер штрафной санкции последуют не ранее, чем через месяц.

Между тем Александр Кулиш считает, что в произошедшем виноват не только федеральный закон о госзакупках, давно всеми порицаемый за излишнюю демократичность, открывшую дверь к бюджетным деньгам всяким непорядочным коммерсантам. По мнению представителя антимонопольного ведомства, сами заказчики в большинстве своем не умеют пользоваться этим законом.

— У нас впереди рассмотрение еще нескольких подобных дел, связанных с существенным снижением цены на торгах, но не сам 94-ый закон виноват в этом, как это подается в СМИ, — убежден Александр Кулиш. — Дело в том, что закон не в полной мере реализуется самими заказчиками. На самом деле существуют разные механизмы защиты от недобросовестных участников.

В связи с этим он считает, что властям и правоохранителям необходимо объединить усилия, чтобы научить покупателей противостоять злоупотреблениям в ходе проведения аукционов.

материал: Светлана Латынина. 

Оставь свой комментарий

  
 
 
 
 
 
Защитный код
сгенерировать другой код
  
 

Актуально

Банк ВТБ готовит для иркутян новые корпоративные образовательные проекты и социальные акции
В 2017 году ВТБ продолжил серию социальных и образовательных мероприятий в Иркутской области. Одно из важных направлений – повышение финансовой грамотности.
Парламентский вестник
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив
МК Байкал

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Каталог сайтов Братска cat.zie.ru Каталог сайтов OpenLinks.RU